Статьи по антиквариату

РОССИЯ И ФРАНЦИЯ : ПАРАДОКСЫ ЮВЕЛИРНОГО ИСКУССТВА СТИЛЯ МОДЕРН

      Ювелирные украшения нового стиля в конце XIX века покорили всех яркой декоративностью и образностью, для которых характерны драма и символика, необычно трактованные мифологические персонажи, асимметричная манерность и изысканность линий. Столь же типичны для этого стиля и образы роскошных, роковых женщин - femme fatale. В этом контексте отмечается некий символизм, отражавший уходящий век и изменения, которые он влек за собой, в том числе новую роль женщины в обществе.
Конец ХІХ – начало ХХ века – напряженный период в истории обеих стран – России и Франции. Именно в это сложное время, насыщенное политическими и экономическими потрясениями, на рубеже веков в искусстве Европы формируется новое художественное направление – модерн. Этот стиль ярко проявляется в произведениях ювелирного искусства, расцвет которого наблюдается как во Франции, так и в России. При этом в России, на основе собственных источников образности прошлых веков, продолжает развиваться национальный стиль и одновременно творчески осваивается приходящая из Европы стилистика модерна. Французские же художники ищут вдохновение в искусстве других стран. Больше всего им интересен Восток, в первую очередь – Япония.
На Руси принцип канона, существовавший с момента крещения на протяжении многих веков в виде церковных правил писания икон, был естественен и привычен. И он не предполагал свободу творчества. Необходимы были личности, способные создать собственный стиль, который бы выглядел привлекательным, оригинальным и мог удовлетворить вкусы столь высокопоставленных заказчиков.
Таковыми по праву считаются И.Сазиков, П.Овчинников, И.Хлебников и другие, поднявшие на мировой уровень стиль русского модерна.
Русские ювелиры заявили о себе во весь голос уже на всемирной Лондонской выставке 1851 года, где Игнатий Сазиков продемонстрировал русское серебряное художественное литье. Фабрика серебряных изделий Сазикова в Москве с отделением в Петербурге просуществовала с 1810 до 1896 года, и за это время сменилось четыре поколения этой семьи. Они были поставщиками Императорского двора с 1837 года. Пресса называла Игнатия Сазикова русским Бенвенуто Челлини, отмечая, что его идеи, рисунки и модели – абсолютно русские. После Лондонской выставки русская фирма впервые получила заказы из –за границы, в частности из Англии.
Русские фирмы удачно воплощали новые идеи на базе мощного и отлично организованного производства. Например, к 1882 году на производстве Хлебникова работали до 1000 мастеров-ювелиров. Они ежегодно использовали около 8 тонн серебра и 160 килограммов золота, а бриллиантов и цветных камней на сумму до 600 тысяч рублей.
Огромен вклад Овчинниковых в развитие русской расписной и перегородчатой эмали. Жизнь основателя фирмы Павла Овчинникова воспринимается как фантастика. Будучи крепостным князей Волконских он обнаружил способности к рисованию и был отправлен на обучение в Москву в ювелирную мастерскую. Стал отличным мастером, Получил вольную, женился и на 1000 рублей приданого открыл собственную фирму. В возрасте 35 лет, в 1865 году он представил на выставке свои изделия в русском стиле, получил за них золотую медаль и стал придворным поставщиком. Овчинником основал школу при своей фабрике. Эксперты отмечали высокий уровень его работ с эмалью по скани перегородчатой, оконной и расписной. Показательно, что он разрабатывал сюжеты вместе с художниками, скульпторами и другими специалистами, в том числе заимствовал темы из старинных русских книг.
Российские ювелиры в те годы серьезнейшее внимание обращали на популярность ботаники, даже заказывали рисунки для украшений специалистам-ботаникам и энтомологам. Одно время в Строгановском училище Н.Врубель вел курс "Статистика цветов". Примером воплощения ботанической тематики может служить брошь в виде букета изготовленная в мастерской И.П.Рунова. В Санк-Петербурге знали мастерскую Васильева. По дошедшей до нас информации,в Москве славилась мастерская И.Д.Чичелева, чьи оригинальные золотые украшения с бриллиантами и эмалями были удостоены высоких наград в 1862 году на выставке в Лондоне, 1867 - в Париже, 1873 - в Вене, в 1876 - в Филадельфии. Чичелев соперничал с Болином. Он был поставщиком итальянского короля Виктора Эммануила и австрийского императора Франца Иосифа. Одно из украшений Чичелева - золотая брошь-медальон, покрытая тонким узором из скани с мелкими завитками цветной эмали, драгоценными камнями и жемчугом.
На фоне "русскости" и "утилитарности" изделий этих ювелиров (посуда, кубки, стопки и т.д) ювелирные украшения Фаберже и Болина олицетворяют слияние западных и восточных культурных традиций. Попутно отметим, что на фабрике Болина работали дизайнеры-французы. Бриллиантовый блеск мелких и крупных камней, обычный для того времени в ювелирных украшениях, оттеняющий некую тяжесть драгоценных металлов, и качество выполнения были их визитной карточкой. Но славу принес собственный путь Фаберже сумел привить аристократической знати вкус к красоте оксидированного серебра, прозрачной эмали, полудрагоценным поделочным камнем.
Между Францией и Россией продолжалось определенное взаимопроникновение культур. Для французов рубежа веков Россия не только не казалась отсталой и малокультурной, но, напротив, служа символом духовного расцвета, а то и образцом для подражания, она в своих художественных поисках в эпоху серебряного века опережала Европу. А в области ювелирного искусства Россия успешно соперничала с Францией. Существовавшие ювелирные дома ничуть не уступали по креативности и качеству исполнения европейским фирмам.
Не меньше, чем русские, были популярны в то время в России и великие французы. Г.Фаг-Беккер в книге "Искусство модерна" написала, что это была "прекрасная эпоха" буржуазии, заменившей аристократию на важных позициях в государстве и обществе. Дама - представительница богатой буржуазии носила украшения для демонстрации своего достатка и благополучия. Она вся, как новогодняя елка, блистала бриллиантами и крупным жемчугом. Драгоценности предоставляли одновременно и флору и фауну: помимо украшений, копирующих натуральные формы растений(цветы, листья, колосья), на них можно было увидеть пчел, мух, жуков, птиц и даже змей (в виде браслетов и т.д). Украшения Рене Лалика, вазы Эмиля Галле, мебель Ежена Геллара стояли дорого и были ориентированы на определенную публику. Картье всегда с гордостью вспоминал, что его первым покупателем был князь Салтыков.
Общие источники образности стиля модерн ассоциируются с повсеместным в то время увлечением ботаникой. В период с 1896 по 1900 год швейцарский художник Эжен Грассе ежемесячно публиковал во Франции части своей работы "Растение и его использование для орнаментов".
Японское искусство, ставшее популярным в Европе во второй половине ХІХ века, сыграло важнейшую роль в эволюции дизайна ювелирных украшений нового стиля. В 1878 году оно было представлено на Международной выставке в Париже, где японская графика покорила всех. Французские мастера активно использовали японские идеи и мотивы, однако в результате появилось полностью французское творение - французский стиль модерн. Ювелир и историк Анри Вевер посчитал воздействие японского искусства на французское ювелирное искусство стиля модерн столь серьезным, что посвятил этому ряд страниц в своей публикации "Французские ювелирные украшения в ХІХ веке" (1908).
Люсьен Фализ один из первых ювелиров предложивших украшения с перегородчатыми эмалями в чистых ярких цветах с мотивами птиц, цветов и листьев, простые очертания которых походили на движения кисти на японских рисунках.
Сравнение эволюции художественного мышления и стилистики переплетения идей и образов в ювелирном искусстве России и Франции - увлекательное занятие. Но здесь неожиданно проявляется диаметральное расхождение в основных ориентирах. В то время как английского "Движения искусств и ремесел" казались революционными и определяющими в дизайне того времени на всем континенте, французы не думали о практических и социальных целях своего творчества, проповедуя свободу от утилитарности. обращение к Востоку, прежде всего к искусству Японии, и блестящее воплощение этих заимствований в новое национальное искусство модерна - вот что характерно для французских ювелиров. Российские же художники-ювелиры в тот период идеологически оказались ближе к английским и параллельно с удовлетворением вкусов аристократических заказчиков развили новый русский стиль как национальную ветвь стиля модерн, который и по сей день покоряет мир своей яркой самобытностью.